WineWin международный винный конкурс

          


Поиск по сайту:


Рассылка сайта:

02.03.2011

Елена Денисова. Почему не водка?

В последнее время на фоне криков российских виноделов (а их ведь по пальцам сосчитать!), которые взывают к обществу о помощи в борьбе против искусственно усложненного лицензирования,  все чаще звучат металлические голоса водочников: "Неча, как всем – так и вам!" Имеется ввиду, что новые финансово-организационные барьеры, которые устанавливает государство против множащихся, как микробы, заводов дешевых крепких напитков, должны в полной мере коснуться и только что народившихся в России добросовестных виноделов.
 
Позвольте же объяснить, почему виноделие и производство водки не могут жить под одной крышей закона об алкогольном регулировании. Прежде всего, хочется уточнить, что виноделие и виноградарство, (которые неразрывны!) являются тяжелейшим сельскохозяйственным производством с исключительно НЕ высокой рентабельностью и суровой зависимостью от погодных условий. При этом они обеспечивают занятость большой доли населения аграрного Юга России, что немаловажно даже с политической точки зрения.
 
Виноделие — как хорошее воспитание, образование или ресторанное дело, не подлежит укрупнению. Как невозможно на одного учителя возложить более 30 учеников без ущерба делу, как невозможно устроить многотысячный общепит с качеством Высокой кухни, так невозможно в слишком крупном винодельческом хозяйстве получить хорошее вино. Потому что настоящее вино – это продукт НЕ массовый, а интеллектуальный, зависящий от мастерства и таланта винодела.
 
Если перевозить убранный виноград на большие расстояния, он дает сок на солнце и от тряски превращается в забродившую кашу уже через несколько часов. А это значит, что нет смысла создавать предприятия, где на один перерабатывающий центр приходится более 500 га виноградников (а в Европейской реальности более 200 га). Конечно, если мы хотим получить добротное вино, а не убогое пойло. При ограничении урожайности виноградников на уровне 4-6 тонн с гектара одно хозяйство с 500 га дает всего миллион бутылок в год. Это — десятые доли  процента только легального рынка вина в России. Значит, нам нужны сотни маленьких виноделен типа Шато ле Гран Восток или Ведерников.
 
Так вот и получается, что во всем мире тысячи маленьких виноделен руками и умом сонма профессионалов производят многообразие натуральных вин, являющих собой неотъемлемую часть гастрономической культуры и во многом удерживающих общество от злоупотребления крепким спиртным. А у нас все наоборот!
 
Только что появившиеся в России маленькие винодельни типа Ведерников, Гай-Кодзор, Шато ле Гран Восток вынуждены думать об укрупнении и слиянии как единственном способе переплыть эту «огненную реку» Нового Лицензирования. Ведь альтернатива этому —  прекращение бизнеса. Третьего варианта Росалкогольрегулирование не дает.
Хозяйства вкладывают колоссальные средства в выращивание виноградной лозы и уход за ней, приобретают за рубежом дорогое оборудование для современного виноделия (в России его купить нельзя!), а теперь они вынуждены отвлечь оборотные средства от развития и конкурировать с водочными заводами в создании собственных складов класса «А», оснащенных системами шифровки и передачи данных – ЕГАИС.
 
А, собственно, зачем? У настоящего хозяйства с собственным добротным виноградником объем производства своего вина – не более нескольких миллионов бутылок в год, это максимум. В отличие от водочных заводов, у которых этот объем перелопачивается за неделю. При такой маленькой логистике не нужны склады, рассчитанные на интенсивные обороты, с наливными полами для сотни рейсов электрокаров в час, со спецвентиляцией и взрывоустойчивыми светильниками. Пусть все эти чудеса логистической техники являют дистрибьюторы и производители водки с их огромными объемами переработки пищевых грузов. А у винодельни с тихими погребами на фоне виноградника под синим южным небом, это все выглядит как у коровы седло.
 
Но седло-то не простое – а золотое! Вернемся к сравнению рентабельности водочного и винодельческого производств. У водочников средняя рентабельность с учетом налогов и акцизов – 200-300 процентов. И умножить эту доходность следует на производительность, в сотню раз превышающую винодельческую. И при этом одинаковые требования к складу, системе ЕГАИС и прочему… При таком состоянии дел водочники только крепчают во взаимной конкуренции и спортивных забегах против контролирующих органов. А вот мелкие винодельни обречены на финансовое вымирание, хоть и на мамонтов вроде не похожи. И 30% рентабельность – их голубая мечта…
 
В одном водочники правы: а кто тут у нас, собственно – винодел? Кто производит миллиард бутылок российского вина НИКАКОГО качества? Посадил немного виноградника для отвода глаз какой-нибудь производитель бурды из виноматериала, привезенного в трюме из ЮАР – и уже дайте ему льготы! Такие заводы по розливу «вина» с использованием воды, спирта, красителей и ароматизаторов – самое, увы, частое дело. Даже те винзаводы, которые планируют в будущем развиваться в сторону качественного виноделия из своего винограда, сегодня производят до 95% недоброкачественного «винного напитка», имея для выставок и конкурсов и прочего Пи Ара малую долю добросовестного вина. Так как же быть с развитием отрасли виноделия, если под нее «косят» любители быстрых оборотистых денег на алкоголесодержащей бурде и здоровье нации?
 
Поверьте, все просто: нужно требовать, чтобы российские предприятия создавали отдельные юридические лица для той своей части, которая занимается виноградниками и настоящим виноделием – и вот их-то проверять с пристрастием на "идейную" чистоту, при этом облегчая бремя акциза и лицензирования. И это совсем не трудно: количество произведенных бутылок вина находится в прозрачной пропорции с тоннами собранного винограда. А его не спрячешь и не «припишешь» – на земле все видно, что называется, за версту! Такое вино, прописанное на земле, называется везде в мире – вином Географического наименования. Оно стоит не менее 3-5 долларов за бутылку от производителя. Им не сопьешься – дорого и долго! Его вкушают умеренно для общения и здорового пищеварения.
 
Так все же кому мешает перспектива перехода общества от плохой водки (в своей массе) к хорошему вину? Надо просто упразднить нездоровую конкуренцию водочников и виноделов.
 
Вот тогда хорошее вино у нас станет привычным, его будет много, поскольку заниматься своим вином станет престижно и просто. Молодежь сменит конкурс «кто больше выпьет водки и пива» на «кто принесет на тусовку самое вкусное вино». А Южные станицы и хутора превратятся в цветущие Шато а ля Рус.
 
Для этого нужна малость – НЕ СРАВНИВАТЬ ВИНО ГЕОГРАФИЧЕСКОГО НАИМЕНОВАНИЯ С «ВИННЫМИ НАПИТКАМИ» И  ВОДКОЙ!
 
Денисова Елена, директор российской винодельческой компании.

EAWSC

ExpoVinMoldova

Eawsc

EAWSC

   ↑ в начало

© 2004-2016, WinePages.ru. Все права защищены
при перепечатке материалов ссылка на сайт обязательна
пишите нам: wineclub@mail.ru