WineWin международный винный конкурс

          


Поиск по сайту:


Рассылка сайта:

07.10.2005

Виноградарство в Армении: традиции тысячелетий

Примерно сорок тысяч лет назад кроманьонцы, проживавшие в оазисах Средней Азии, изобрели нечто похожее на нынешнюю брагу, сырьем для которой служил сок, отжатый из плодов дикого винограда и собранный в примитивные каменные резервуары. Так началось виноделие. Около девяти тысяч лет назад процесс перешел на качественно иной уровень — в той же Средней Азии первые земледельцы сначала начали разбивать виноградники рядом со своим жилищем, а затем постепенно приступили к селекции. Технический прогресс также не стоял на месте, и с изобретением первого примитивного пресса началась эпоха промышленного виноделия.

Спустя всего тысячу лет виноградарство из Средней Азии перекочевало в Иран, а оттуда распространилось на все Армянское нагорье и Закавказье. Именно здесь, благодаря предкам армян и грузин, виноделие и виноградарство обрели новое дыхание. За достаточно короткий промежуток времени древними виноградарями было выделено и освоено около тысячи сортов, несколько сотен из которых культивируются до сих пор.

Многие аборигенные сорта армянского винограда, широко использующиеся сегодня при производстве вин и коньяков, были известны задолго до Рождества Христова. Так, при раскопках крепости на холме Кармир Блур (VII в. до н.э.), расположенном на южной окраине современного Еревана, были найдены винные погреба с вкопанными в земляной пол 480 гигантскими кувшинами-карасами. На дне карасов были обнаружены остатки винограда, в которых эксперты узнали сугубо армянские сорта — Воскеат и Мсхали, и по сей день составляющие гордость армянских виноделов.

Об армянских винах — ароматных, выдержанных и удивительно разнообразных — писал Геродот Галикарнасский. Он рассказывал о том, как груженные винами челноки по реке Арацани (Восточный Евфрат) прибывали из Армении в Междуречье, где эти вина пользовались большим спросом. По многочисленным свидетельствам современников во II тысячелетии — начале I тысячелетия до н.э. ткани, меха, розовое масло, лечебные травы и вина из Армении поставлялись в Северную Африку, на Кипр, Крит, Сицилию, Сардинию, Корсику и средиземноморское побережье нынешних Франции и Испании.

После присоединения Восточной Армении к Российской империи (1828 г.) армянское виноделие начало постепенно переходить от традиционного домашнего производства к промышленному. Примерно к 1838-му, к окончанию формирования Эриванской губернии, относятся первые достоверные статистические данные о состоянии виноградарства в Армении. Виноград выращивался преимущественно в маленьких садах площадью не более 0,5 га. Самые крупные и наиболее известные сады находились на территории нынешнего Еревана — сады Сардара (5 га) и сады Долма (10 га), но промышленными в полном смысле слова их считать нельзя. Промышленное виноградарство в Армении реально началось в 80-х годах XIX века, после того, как появились промышленное виноделие и коньячное производство.

Основная заслуга в становлении армянского промышленного виноградарства принадлежит Василию Таирову. Именно он посоветовал своему кузену купцу первой гильдии Нерсесу Таирянцу основать в Ереване винное производство. Завод Таирянца, построенный им на территории разрушенной землетрясением Эриванской крепости, с 1877 года стал выпускать вина, водки и дошаб (уваренный виноградный сок), а в 1887 году здесь началось производство коньяка.

Развитию виноделия в Армении способствовали благоприятные природные условия, наличие технологичных аборигенных сортов винограда и тысячелетний опыт виноделов. Сыграло также свою роль строительство железной дороги в 1902 году. Благодаря железнодорожному сообщению армянские вина быстро, беспрепятственно и в большом количестве стали доставляться в Россию, а оттуда — в страны Западной Европы. В 1913 году все армянские винокурни производили около 12,5 тыс. ведер коньяка в год. С одной стороны, это было уже массовое производство, но еще не промышленное: сады были богарные, а не шпалерные, как в Европе конца XIX века. И только с установлением Советской власти в Армении промышленное виноградарство получило свое развитие.

Советские сады начали высаживаться с 1928 года, но на протяжении 10-15 лет они оставались исключительно богарными. Первые шпалерные виноградники в Армении появились лишь накануне второй мировой войны. Это были пробные посадки — массово шпалеры появились лишь с середины 1950-х. Богарные посадки продолжались до середины 60-х годов прошлого века, и именно поэтому они до сих пор существуют в некоторых армянских селах. За годы Советской власти произошло также резкое увеличение площадей виноградников. Если к 1913 году в Армении было чуть более 5 тыс. гектаров виноградников, то к концу 30-х площади утроились и к 1973 году достигли максимума — 36,5 тыс. гектаров.

К началу 1920-х в Армении выращивались исключительно аборигенные сорта, большим разнообразием которых армянские виноградари гордятся до сих пор: в республике насчитывается около трехсот местных разновидностей винограда. И по сей день в Армении основными промышленными сортами винограда остаются аборигенные сорта. Исключениями являются грузинские Ркацители и Саперави. Особенно Ркацители, который очень хорошо закрепился на армянской земле и дает результаты даже лучшие, чем на исторической родине. Но есть одна особенность: в 1970-е годы армянские ученые отобрали из потомства Ркацители очень похожий на него сорт Кангун, который постепенно вытесняет родителя. На многих армянских виноградниках сейчас возделывается не Ркацители, а Кангун. Соотношение уже примерно 50:50.

А вот Саперави в Армении, к сожалению, почти исчез: сегодня этот сорт выращивается только на северо-востоке страны на небольших участках площадью от 0,5 до 2 га. По словам руководителя Научного и Агрономического департамента Ереванского коньячного завода Ара Ованесяна, «армянский Саперави является очень интересным в отношении насыщенности вкуса и окраски. Кроме того, этот сорт хорошо набирает сахар: если грузинское саперави — это сухое вино, то армянское — полусладкое и даже сладкое. В советские времена саперави, сделанное в Армении, даже продавали в аптеках. А армянские десертные вина на базе Саперави получаются просто превосходные. И «виноват» в этом климат: в Араратской долине 300 солнечных дней в году, тогда как в Грузии — 180-200. Кроме того, в Грузии море рядом, влажность большая, осадков много: под 500 мм/г, а в Армении 250 мм/г — максимум 300 мм/г. Радиационный фон в Армении большой — 116 микрорентген в час. Высота над уровнем моря — 1000 м и больше. Все это влияет на качество винограда и, в том числе, видоизменяет фенотип сорта. Для сравнения: одно дело смотреть кинофильм в прокуренном зале, а другое — когда там чистый свежий воздух. Так вот, в Армении «чистый свежий воздух», поэтому «на экране» лучше видны все качества сорта Саперави».

Что касается других «иммигрантов», то в 1950-е годы из Крыма в Армению были привезены европейские сорта винограда, в основном французские: Мерло, Каберне, Пино, Совиньон, Шардонне. Но в настоящее время «французы» практически находятся на грани исчезновения. Для армянского виноделия, а тем более коньяководства (так называют армянские коньячных дел мастера свою работу), эти сорта не имеют практического значения — все они малопродуктивны. В то же время после акклиматизации в Армении все французские сорта оказались очень вкусными — крестьяне, которые находят сейчас на своих участках кусты европейских сортов, специально для себя делают из этого винограда небольшие запасы вина. Один из виноградарей нашел в Ноемберянском районе Армении сорт Шардонне в достаточно продуктивном объеме и сделал пробное вино, которое высоко оценивают специалисты. Так что, возможно, через пару лет на рынке появится армянское шардонне.

Бурное развитие промышленного винограда
рства в Армении в 1960-70-х годах привело к сокращению общего количества промышленно возделываемых сортов: их осталось порядка трех десятков. Это связано и с технологическими особенностями, и с ошибками советского периода армянской истории (особенно горбачевским антиалкогольным указом), а также с «трудами» некоторых горе-ученых, которые за счет исконно армянских сортов вводили в промышленное обращение свои гибриды.

Свою отрицательную роль играет и конкуренция между сортами, наблюдаемая последние 10-12 лет: некоторые сорта являются более трудоемкими, менее продуктивными и поэтому сами крестьяне их вырубают, предпочитая выращивать тот виноград, который легче в обработке и дает больший урожай. Например, отличные сорта Гарандмак («курдюк ягненка») и Воскеат («золотая ягода») сейчас практически не выращивают, потому что они более требовательны к обрезке, более подвержены болезням и вообще более трудоемки. Эти сорта дают урожай достаточно приличный по европейским меркам — 15-20 тонн с гектара. Однако по трудоемкости и урожайности они явно проигрывают гибридному сорту Меграбуйр («аромат меда»). Из-за того, что одним из родителей этого сорта был дикий Амурский виноград, Меграбуйр обладает высокой морозостойкостью, его не нужно ни укрывать на зиму, ни откапывать весной, что является очень трудоемкой работой. Но по той же причине дальневосточного родства Меграбуйр мало пригоден для виноделия и коньяководства, хотя обладает очень высокой продуктивностью — урожайность доходит до 40 тонн с гектара.

В Армении в отличие от Грузии удалось не допустить масштабных уничтожений виноградников во второй половине 1980-х: армянским виноградарям удавалось производить плановые вырубки старых садов, списывая этот процесс на борьбу с пьянством и алкоголизмом. Но некоторое сокращение площадей все же произошло — с 36,5 тыс. до 33 тыс. гектаров.

Большим бедствием для армянского виноградарства оказалась и земельная реформа 1991 года, когда в Армении раздали землю крестьянам. После этого на протяжении трех-четырех лет винные и коньячные заводы, оставаясь государственными, закупки винограда либо не осуществляли совсем, либо производили в кредит — принимали виноград, обещая крестьянам «потом как-нибудь половину, может быть, оплатить». И разочарованные крестьяне начали вырубать свои виноградные сады. В результате с 1991 по 1998 годы в Армении было вырублено больше половины виноградников: их общая площадь уменьшилась до 14-14,5 тыс. гектаров. И лишь с 1999 года благодаря усилиям производителей вина и коньяка, главным образом Ереванского коньячного завода (ЕКЗ), который начал крупномасштабно закупать виноград и сразу же выплачивать поставщикам деньги, не только вырубка виноградников пошла на убыль, но даже начались новые посадки лозы.

Однако по оценкам Ара Ованесяна, «в целом социально-экономическое положение армянских крестьян не такое, чтобы они могли прокормиться небольшим садом — в среднем в Армении приходится 0,4 га на хозяйство. Тем более, что после посадки виноградника необходимо 3-4 года терпеливо ждать, пока лоза войдет в силу. В это время крестьянин ничего не получает, ни государство, ни банки его не субсидируют.

Это только смельчаки, по-настоящему преданные виноградарству люди, чувствующие, что рано или поздно дело станет прибыльным, — они высаживают сады. Но это 500-600 га в год, а выкорчевывается до 2-3 тыс. га. В 2004 году был самый низкий показатель — в Армении осталось 8,5-9 тыс. га виноградных садов. Хотя, по прогнозам экспертов, в 2005 году площади виноградников должны немного увеличиться».

На нынешнем состоянии армянского виноградарства отрицательно сказывается и фактическое отсутствие государственной политики в этой сфере. Государственная программа, существующая в проекте с 1995 года, так и осталась на бумаге. По оценкам специалистов, эта программа нереалистична в целом, так как отсутствуют механизмы ее реализации, не определены источники финансирования, не продуманы интересы хозяйствующих субъектов. Не принят пока и закон о виноградарстве и виноделии. В настоящее время в Армении действуют нормы Госстандарта, принятые на основе советских ГОСТов в начале 1990-х. Есть ГОСТы под виноград, под вино, под коньяк. Сам закон, в основу которого положено французское винное законодательство, уже пару лет разрабатывается Союзом виноделов Армении при участии привлеченных экспертов и, возможно, будет принят еще в 2005 году.

Пока же практически вся организационная работа по возрождению армянского виноградарства фактически лежит на плечах крупных производителей вин и коньяков. В частности, на ЕКЗ для того, чтобы заинтересовать виноградарей, сохранить виноградарство и тем самым обеспечить себе материально-сырьевую базу, разработали детальную организационную схему.

Во-первых, завод платит за виноград сбалансированную цену и платит сразу, без задержек. Несколько лет назад с крестьянами рассчитывались наличными прямо в момент сдачи винограда. В последние годы расчеты ведутся более цивилизованно — виноградарям выдают пластиковые карты, с помощью которых они уже спустя три дня получают деньги на свой банковский счет либо могут снять наличные через банкоматы.

Последние четыре года ЕКЗ приобретает виноград только по предварительным контрактам. До заключения контракта агроном должен 2-3 раза посетить хозяйство, оценить состояние виноградника, уточнить сорта — после советских времен осталось много путаницы. В обязательном порядке оценивается урожайность сада. Затем летом подписывается дополнительное соглашение, в котором уточняется прогноз на урожай с учетом реальной обстановки и климатических факторов. Далее составляется график сдачи винограда: каждый крестьянин знает заранее, когда он сдает заводу свой урожай. Благодаря этому технологи ЕКЗ с точностью до тонны могут прогнозировать приемку, не создавая очередей и проблем с переработкой сырья, заранее планируя, сколько нужно емкостей, сколько ферментативных агентов и прочих расходных материалов. С виноградарями, работающими с ЕКЗ более двух лет, заключаются пятилетние контракты. В результате крестьяне переходят на те сорта винограда, которые являются наиболее подходящими для производства коньяка, и постепенно расширяют посадки.

Для крестьянских хозяйств агрослужба ЕКЗ закупает пестициды и удобрения, которые передаются виноградарям по себестоимости. Стоимость химикатов и удобрений учитывается при окончательном расчете в момент сдачи урожая. Агрономы непрерывно находятся в регионах, и крестьяне всегда могут обратиться к ним за консультацией. Если крестьянин проводит рекультивацию или решил разбить дополнительный виноградник, то все это он может сделать под контролем специалиста. Помимо того, что крестьян консультируют и снабжают химикатами, лучших виноградарей ЕКЗ ежегодно возит в Париж и в Коньяк. За счет завода.

Кроме денег за каждые 2 тонны сданного винограда крестьяне получают бутылочку высококлассного коньяка. Это делается для того, чтобы они оценили конечный продукт и поняли, куда идет их виноград и что из него получается. И таких маленьких хитростей у администрации ЕКЗ достаточно много. Например, выравнивание цены с конкурентами. Чтобы крестьянин не думал, что он, поставляя виноград ЕКЗ, что-то теряет в деньгах, завод на следующий год дает ему премиальные, превышающие разницу между ценой ЕКЗ и ценой его конкурентов.

ЕКЗ планирует увеличивать закупки винограда. Если в 2004 году завод купил 19 тыс. тонн (что составляет более 60% индустриального потребления винограда в Армении), то в ближайшей перспективе планируется закупать 25 тыс. тонн, а через 5-10 лет — до 30 тыс. тонн винограда в год. Конкурентом ЕКЗ по закупкам является Коньячно-винно-водочный комбинат (КВВК) «Арарат», купивший в 2004 году у крестьян 9 тыс. тонн винограда. Уже в 2005 году руководство комбината собирается приобрести 15 тыс., а при благоприятных погодных условиях — 20 тыс. тонн янтарной ягоды. В отличие от ЕКЗ «Арарат» пока не делает ставку на развитие собственной агрономической службы, а просто предлагает виноградарям более высокую цену. Руководство комбината «Арарат» не исключа
ет также приобретение в среднесрочной перспективе 300-400 га в Араратской долине, пригодных для возделывания винограда. По этому пути пошел хорошо известный в России винно-коньячный завод «МАП», расположенный в городе Октемберяне. В настоящее время заводу принадлежит свыше 200 га виноградников, из которых 100 га являются рабочими и уже дают промышленный урожай.

По мнению специалистов, кризис армянского виноградарства уже позади. Ожидается, что с 2005 года площади промышленных виноградников будут увеличиваться на 3-5% в год, и далеко не последняя роль в этом процессе принадлежит крупным производителям вин и коньяков.

Олег Максименко. Журнал ‘Энотека’

EAWSC

ExpoVinMoldova

Eawsc

EAWSC

   ↑ в начало

© 2004-2016, WinePages.ru. Все права защищены
при перепечатке материалов ссылка на сайт обязательна
пишите нам: wineclub@mail.ru