WineWin международный винный конкурс

          


Поиск по сайту:


Рассылка сайта:

27.02.2012

Владимир Пукиш. Венгерская история винограда

Наш сайт предлагает вниманию читателей статью, печатавшуюся в нескольких номерах венгерского еженедельника Vasarnapi Ujsag («Воскресная газета») в далеком 1864 году. В оригинале статья носила название «Виноградный куст и вино как напиток у различных народов».
Еженедельник этот был весьма популярен в среде венгерской интеллигенции. В нем печатались статьи на актуальную общественно-политическую тематику, литературные новинки (например, рассказы Чехова), путевые заметки (к примеру, отчет об экспедициях графа Евгения Зичи на Кавказ в поисках корней мадьяр среди черкесов)  и научно-популярные статьи по различным областям человеческой деятельности. Неудивительно, что одной из таких тем для венгров – народа, который, как считают, принес культуру возделывания винограда и виноделие на новую родину в Европе из своих кочевых странствий по степям Евразии.
Добавим, что пештская «Воскресная газета» выходила с 1854 по 1921 годы – долгих 68 лет.
Очевидно, что вино было известно еще нашим далеким предкам, которые проживали где-то в общей колыбели человечества и говорили на едином для всех языке. Уже арии на своей прародине использовали два слова для обозначения виноградного сока. Эти слова были заимствованы другими языками: племена, переселившиеся на запад, взяли себе наименование с корнем vin, а древние иранцы (авестийцы) использовали слово слово medo, преобразовавшееся в персидском в mei, немецком в meth, в английском в mead, и означавшее смешанное с медом вино – этот напиток так же стар, как и собственно виноградный сок. 
Согласно Писанию, после Всемирного Потопа любимым занятием человека стало разведение винограда. После того как Ноев ковчег пристал к берегу и Господь заключил под сенью радуги с человеком мир на этой земле, «Ной стал земледельцем и посадил виноградник».
Виноградники, которые начал высаживать Ной у подножия горы Арарат, где пристал ковчег, сохранились поныне. Жители тех мест, названных когда-то «библейским раем», еще во времена Геродота (ок. 500 г. до н.э.) отправляли в кожаных бурдюках в Вавилон, и вавилоняне с благодарностью вспоминали о виноградаре Ное. В Ереване и сейчас показывают иностранцам фрагмент Ноевого ковчега, а тамошнее вино – самое известное в Персии. Ни один другой народ не остался верен вину так, как армянский, вместе со своими северными соседями – грузинами. А сколько вина способны выпить грузины – и описать невозможно. Ладны все свое имущество заложить в кабаке, и очень недовольны, если у хозяина самой затрапезной корчмы в запасах не окажется вина нескольких видов.
Если мы отправимся на юг по Тигру и Евфрату, берущим свое начало в Армении, то скоро окажемся в Ассирии. То, что с вином познакомились еще древние жители этой страны, подтверждают следующие факты: 
1) Как уже упоминалось выше, вино в больших количествах вывозилось из Армении в Вавилон. 
2) О гурманах и влюбленных древние греки говорили так: «Более сладострастны, чем Сарданапал» (последний ассирийский царь Ниневии). О том, что он любил вино, пишут многие античные авторы. На постаменте одной из скульптур этого царя высечено: «Ем, пью и люблю; а все другое не стоит и щелчка».
3) Среди более поздних артефактов, найденных в Ниневии, есть барельефы с изображениями фигур, держащих бокал.
4) Археологи находят не только ассирийские скульптуры с бокалом в руках, винные столики, но и довольно хорошо сохранившиеся глиняные винные кувшины, очень похожие на древнеегипетскую посуду для вина.
5) Из книг пророка Даниила, воспитывавшегося при ассирийском дворе, узнаем, что винопитие там было обычным занятием: «Даниил положил в сердце своем не оскверняться яствами со стола царского и вином, какое пьет царь».
В то время как этот пророк вел себя в высшей степени благочестиво, ассирийский царь Валтасар проводил время в безудержных кутежах: «Вкусив вина, Валтасар приказал принести золотые и серебряные сосуды, которые Навуходоносор, отец его, вынес из храма Иерусалимского, чтобы пить из них царю, вельможам его, женам его и наложницам его».
Ученые подтверждают, что в ассирийских владениях виноград произрастал в диком виде. Впрочем, во времена Геродота среди возделываемых на вавилонских равнинах культур виноградный куст не встречается. Вместо этого, в Месопотамии в больших количествах росли пальмовые деревья, из плодов которых делали хлеб, мед и пальмовое вино.
Гораздо более многочисленны и достоверны сведения о вине находим в более поздних ассирийских владениях – у персов. Те ничего не знали о Ное, но царь персов Джамшид Блистательный, согласно легенде, являющийся автором всех изобретений человечества, упоминается, хоть и косвенно, и как изобретатель вина. 
В это же время люди узнают о темно-красном виноградном соке, который способствует укреплению человеческого тела и его органов. Происхождение вина описывается так: виноград, сам по себе любимый фрукт людей, не мог храниться в течение всего года, особенно в холодную пору, но поскольку многие жаждали наслаждаться им зимой и весной, Джамшид отдал приказ отделять виноградный сок от кожицы и семян и привозить ему каждый день на проверку. Это делали до тех пор, пока сок не прогорк. Тогда царь, думая, что сок превратился в яд, отдал приказ закрыть сосуд крышкой. В то время одна прекрасная и любимая царем наложница страдала от сильных головных болей, и царь, желая избавить ее от страданий, подал ей яд из закрытого сосуда. Но, когда та отпила немного, сразу же развеселилась, головная боль стала утихать; выпив же чуть погодя еще немного, наложница уснула, а когда на следующее утро проснулась, то чувствовала себя вполне здоровой. Поняв причину этого, Джамшид возрадовался, и с тех пор на его столе вино стояло каждый день, а поскольку оно излечило многих болящих, то его стали называть «царским снадобьем». Об этом пишет средневековый персидский историк Мирхонд. Другой персидский писатель указывал, что за свои вновь открытые свойства вино стали называть захер э хоос («сладкий яд»). После распространения в Персии ислама этот благородный напиток был назван «родителем соблазна». 
Многие персы приписывают изобретение вина женщине, так как у их женщин была особая склонность к спиртным напиткам. Бругш пишет: «Персидская ханум (женщина), придя по болезни на прием к европейскому доктору, вначале спросит его: а можно ли при моей болезни пить вино или водку?» Да и персидские мужчины с давних времен не отказывались от алкогольных напитков.
В честь вина, описанным выше образом попавшего во владения Джамшида, тот задал большой пир, на котором все гости пили и веселились.
Мастерство персидских виночерпиев приобрело большую известность у греков. Знамениты были своими чревоугодием и распущенностью также их пиры. Часто придворные в пьяном виде обсуждали с царем военные планы и принимали решения, которые потом на трезвую голову приходилось пересматривать заново.
Царь Густапс, во время правления которого жил Заратустра, тоже пил вино, называя виноград «наиблагороднейшим растением».
В эпосе Фирдоуси, прославляющем древнейшую историю персидских царей, рыцари неделями выпивают, приветствуя друг друга поднятием бокалов и черпая могущество в виноградном соке. Ни одно празднество не проходило без вина, а царь в день рождения считал своим долгом лично приглашать на пиры гостей и поить их вином. В частности, в книге Есфирь находим описание такого пира, данного царем Ксерксом по случаю своего пребывания в Сузах: «В драгоценных сосудах разносят вино и роскошные блюда. И много вина – по богатству царя».
И позже, с возникновением ислама, когда древние персы – огне- и солнцепоклонники – оказались под властью полумесяца, они продолжали пить вино, обращая мало внимания на приказания пророка.
Вокруг городов Тебриз, Экбатаны (Хамадан) и Исфахан и ныне выращивают знаменитые бессемянные сорта винограда, плоды которых отжимают, сок затем варят и продают бокалами и бурдюками.
В книге «Кабус-наме», написанной персидским шахом Кейкавусом для своего сына Гилян-шаха, преподаются советы по винопитию, позволенному только при определенных обстоятельствах: «Тщетно могу я запрещать пить вино; но, если уж пьешь, дорогой сын, то пей, когда смеркнется, чтобы, если споткнешься ты, пьяный, и упадешь, не видели это другие; и если случится так ночью, то стыдиться не нужно, ведь в темноте этого никто не заметит».
Дешевизна вина только поднимала его популярность у персов. Так, бутылка вина высшего качества стоила 10 сребреников, чуть похуже – 5 (соответственно, 35 и 18 австрийских крейцеров).
 
У индусов винопитие также было запрещено, но пили они рисовый напиток, так что сомнений нет – сброженные напитки им были известны. Многие греческие авторы свидетельствуют, что в горных долинах Индии виноград рос, хотя на равнинах его не было. Поэтому, пишут греки, жители низин, употреблявшие вино только как жертвенный напиток или ингредиент определенных религиозных церемоний, пили исключительно рисовое, а не виноградное вино.
 
Но греки писали о культе Диониса (Бахуса) в Индии. Здесь, скорее всего, просто индийские имена переводились на греческий. Последователям индуизма вино пить запрещено, и народ следовал всем наставлениям; по крайней мере, нам неизвестно о том, что он потреблял вино. Исключение составляют западные индусы с берегов Инда, которые преклонялись перед виноградным соком и не жили по законам Брахмы. Их же восточные собратья презирали их и насмехались над ними. Все это описано в «Махабхарате».
Страбон пишет, что и индийские цари пили вино, которое им преподносили прелестные женщины, а героями песен, которые они распевали для своих царей, нередко становились выпивохи. Но нам неизвестно, хмелели ли они от настоящего вина, или все-таки от рисового напитка.
Но оставим уже индусов и повернем на запад, к семитам, точнее – евреям. Уточним, что все то, что можно сказать в связи с вином об этом народе, касается и их соседей – сирийцев и финикийцев; эти три народа происходят от одного корня, и быт их не сильно отличался друг от друга.
Единственный надежный источник, повествующий нам о жизни древних евреев, — это несколько египетских и ассирийских табличек, а также Библия. Записи же греков и римлян об этом народе показывают удивительное невежество. Так, обычно мягкий и добросовестный Тацит, говоря об израильтянах, становится упрямым, неправдивым и предвзятым. Характеризуя евреев, он всегда становится на сторону их врагов, использует не просто их эпитеты, но и нетерпимость и негативную энергию. О евреях говорит всегда с обидой и презрением. Постигнув Моисееву веру лишь поверхностно, он противоречит своим же соотечественникам, уже принявшим Иегову. «Поскольку их священники играют на флейтах, барабанах и носят венки из янтаря, а кроме того в храмах их находятся золотые изображения виноградной лозы, некоторые говорят, что евреи поклоняются Бахусу в восточном его проявлении. Но это не так. Бахус требует веселых празднеств, в то время как у евреев это поклонение можно назвать исключительно мрачным».
Обстоятельства появления этой золотой лозы также весьма туманны, но, возможно, связаны они с расцветшим Аароновым жезлом, который хранился в Иерусалимском храме. Представляется, что уже тогда евреям было знакомо винопитие. Во многих местах Библии сказано, что пьянство было евреям отнюдь не чуждо. Хорошее вино из винограда, выращенного на холмах Ханаана, ими ценилось весьма высоко. Так, посланные Моисеем разведчиками в Землю Обетованную Иисус Навин и Халеб, среди прочих даров земли, взяли огромную виноградную гроздь, а Ноева невоздержанность в питии вина называется просто «невинным упрямством».
После занятия евреями земли Ханаанской виноградарство становится их любимым занятием, чему находим достоверные подтверждения в Библии. Итак:
1) «Господь говорит: один человек насадил виноградник, оградил высоким забором, построил башню, где давят виноград, и выкопал точило, где бродит вино» (Мф.).
2) «И вышли в поле, и собирали виноград свой, и давили в точилах, и делали праздники, ходили в дом бога своего, и ели и пили…» (Кн. Судей).
3) «В те дни я увидел в Иудее, что в субботу топчут точила, возят снопы и навьючивают ослов вином, виноградом, смоквами и всяким грузом, и отвозят в субботний день в Иерусалим» (Кн. Неемии).
4) «Повела бы я тебя, привела бы тебя в дом матери моей. Ты учил бы меня, а я поила бы тебя ароматным вином, соком гранатовых яблоков моих» (Песнь Песней).
В этих четырех местах Библия сообщает о посадке винограда, сборе урожая и отгрузке вина; более того, там же находим данные, что вино пили разбавленным. Далее в Библии видим подтверждение того, что для евреев винопитие было занятием обычным. В Книге Руфи Вооз говорит так: «Время обеда; приди сюда и ешь хлеб, и обмакивай кусок твой в вино[1]».
[В Книге Царств сказано, как] Анна, мать Самуила, молилась, упав перед Скинией, и первосвященник Илий (Эли), увидев, как шевелятся её губы, принял Анну за пьяную и укорил её, на что она отвечала, что не пила вина и сикера[2].
Из этих слов Анны, когда первосвященник забирает назад свое подозрение, видим, что пьющие израильские женщины пользовались всеобщим презрением, хотя можем предположить, что для мужчин такой проступок не считался таким же постыдным.
Но ханаанский летописец предоставляет нам еще свидетельства о винопитии, например, когда подвыпившие участники банкета утверждают, что хорошее вино подавать следует тогда, когда гости уже насытились худшим.
В Книге Премудрости Иисуса, сына Сирахова, находим изложение взглядов евреев на наслаждение вином:
«Против вина не показывай себя храбрым, ибо многих погубило вино.
Печь испытывает крепость лезвия закалкою; так вино испытывает сердца гордых – пьянством.
Вино полезно для жизни человека, если будешь пить его умеренно.
Что за жизнь без вина? оно сотворено на веселие людям».
Эти прекрасные слова не пригвождают пьяницу к позорному столбу – отнюдь! Они повествуют о материальных неприятностях, ожидающих его.
 
Наконец упомянем о том, что производимое на Земле Обетованной из папируса вино, отличавшееся чудесным ароматом, получило широкую известность. Его, по свидетельству Геродота, экспортировали в разные страны, к примеру, в Египет.
Всем известен сон главного виночерпия, брошенного в темницу по приказанию фараона, истолкованный ветхозаветным Иосифом Прекрасным. Виночерпий рассказал: «Снилось мне, что растет предо мной виноградная лоза с тремя ветвями. На них появились листья, проросли, лоза зацвела, на ней завязались грозди. Я, держа в руке чашу, выжал сок из ягод и подал чашу фараону».
Плутарх пересказывает одну популярную легенду, в которой говорится, что до правителя Псамметиха, открывшего для греков долину Нила, египтяне не пили и не знали вина.
Но и без этого сна и сотен свидетельств греческих и римских авторов, писавших о египетском виноделии, можем с уверенностью утверждать, что в государстве фараонов с особой прилежностью и тщанием занимались виноградарством. На дворцовых руинах хорошо сохранились фрески и резьба, на которых древние жители долины Нила – от последнего ремесленника до царской семьи – запечатлевали важные события своей жизни и быта. Добросовестные и прилежные исследователи, многажды копируя эти изображения, дают возможность пылающей жаждой знаний молодежи узнать цивилизацию и культуру народа, исчезнувшего 5 тысяч лет назад.
А на изображениях этих наблюдаем мы и сцены древнеегипетского виноградарства, дошедшие до нас в превосходном состоянии. Тут сажают лозу, там занимаются обрезкой. Еще на одном изображении видим детей, кормящих лакомящихся птичек спелыми виноградными ягодами, а на четвертом изображены виноградари, собирающие урожай. Некоторые лозы оплетают жерди, иные обвивают беседки или взбираются на стены дворцов. Такие типы посадок часто встречались посреди крупных садов, а виноградные прессы нередко покрывали для украшения краской, не жалея для этого средств. 
Грозди чаще всего давили ногами, но встречались и прессы особых конструкций. Так, иногда грозди помещали в мешки и отжимали так, как мы сейчас отжимаем постиранное белье.
Наконец, на одном рисунке видим, как выжатое сусло наливают в кувшины и ставят их в кладовку, где контролер записывает их количество тростниковой палочкой на лист папируса – именно благодаря таким картинкам мы узнаем подробности быта древних египтян, тем более удивительные для нас, если вспомним, что происходило это все пять тысяч лет тому назад.
На рисунках изображены гости, пришедшие во дворец, – как мужчины, так и женщины. У двери стоят готовые к услужению рабы, собирающие трости у входящих в зал. Хозяева встречают прибывающих гостей, приветствуя их благоухающими цветами, а гости, в свою очередь, наслаждаются их ароматом, погружая свои носы в букеты.
Все непринужденно беседуют о чем-то интимном, пока в зал не входят певцы с танцовщиками. Все умолкают. На столах, украшенных цветами, стоят яства и напитки, подобно как мы сейчас заставляем праздничные столы приборами. Тотчас же гостям начинают подносить кубки с вином. Ничего неприличного не происходит, что бы могли ухудшить расположение духа. Лишь изредка кто-то слишком уж пресыщается виноградным соком, и тогда его рабы берут под руки и укладывают отдохнуть.
В своем «Пире мудрецов» Афиней однозначно говорит, что «по свидетельству [некоего] Аполлония, пиры в Египте были весьма умеренными. Пирующие довольствовались самой невзыскательной, но здоровой пищей и выпивали ровно столько вина, сколько им требовалось, чтобы поднять настроение». Эти сведения полностью соответствуют складу ума египтян, которые считали жизнь лишь паломничеством, ведущим в дом смерти, жилища свои называли временным пристанищем, а могилы – вечным очагом.
Лишь раз в году египтяне забывали об умеренности. Геродот пишет следующее: «В праздник в честь заключения соглашения с богиней [Баст], почитавшейся в городе Бубастис в дельте Нила, женщины и мужчины – числом до семисот тысяч – плыли на лодках. Некоторые женщины по пути гремели систрумами [символами плодородия], мужчины играли на флейтах. Большинство же пело и хлопало в ладоши. В пути лодки приставали к каждому городу, люди же насмехались над отставшими. Прибыв в Бубастис, приносили [богине] обильные жертвы и выпивали там больше вина, чем за весь год».
То, что и царственные особы не воздерживались от винопития, подтверждает следующая история, рассказывающая о фараоне Менкере (Микерине), которому оракул предрек всего лишь шесть лет дальнейшей жизни. Чтобы уличить оракула во лжи и наказать его, фараон приказал изготовить множество светильников и зажигать их по ночам в своих дворцах, уклонялся ото сна, бодрствуя ночами, таким образом пытаясь сделать из шести лет двенадцать.
Амазис, известный царь, был кроме того и большим распутником и кутилой.
Мы точно знаем также, что и жрецам было позволено употреблять вино, хотя Плутарх и пишет, что этот напиток был изгнан из храмов Гелиополиса. Но в таком случае как бы могли жрецы преподносить вино в дар Осирису, если бы они не имели к нему доступа?
Так же и лекари египетские, тоже принадлежавшие к касте жрецов, весьма почитали вино. Есть сведения, что во многих случаях предписывали его пациентам в качестве лекарства от болезни. Вот что, как пишет Плиний, предписывали при зубной боли: «Отварить спаржу в вине, и жидкость эту долгое время во рту держать».
Особо предписывалось кофосское и александрийское вино при хилом телосложении. Египетскому фараону Аполлодору Птолемею было предписано пить понтийское вино, особенно с острова Пепарет, но не принимать его как лекарство больше чем шесть лет, если не ощутит его целебное воздействие. 
Военнослужащие, которые уже в те давние времена слыли большими друзьями бога вина (а его, в свою очередь, считали поклонником битв и сражений), в Египте потребляли много вина. Каждому служащему при дворе фараона офицеру в день полагалась одна часть вина.
Исчерпывающие сведения о конкретных наименованиях египетских вин находим у Афинея. Итак, больше всего вина производили в городе Арсиноя (провинция Фаюма), а лучшее вино производили в Тенее. Это было слабоокрашенное белое вино, но оно обладало такой необычайной силой, что при смешении с водой растворялось очень медленно, подобно меду из Аттики, когда в него добавляли воды. С других египетских виноградников, коих было огромное количество, делали вина самых разных цветовых и вкусовых оттенков, но лучшим считалось антильское вино. Знаменитыми были и вина из региона вокруг озера Мареот и из Себенита, а также египетские столовые вина. Пальмовое вино из просверленного ствола дерева (как у нас березовый сок) использовали преимущественно для намазывания мумий, но иногда пили его, как в наши дни в Каире. Давили вино и из пальмы Myraria, фиг и яблок.
Относительно древнеегипетского виноделия стоит еще отметить, что египтяне использовали специальные иероглифы для обозначения вина и виноградной грозди, изображения которых находим на наиболее древних табличках и скульптурах.
 
«Воскресная газета» , Пешт, 4 сентября 1864 г.
Перевод (с) Владимир Пукиш, 2012

EAWSC

ExpoVinMoldova

Eawsc

EAWSC

   ↑ в начало

© 2004-2016, WinePages.ru. Все права защищены
при перепечатке материалов ссылка на сайт обязательна
пишите нам: wineclub@mail.ru