WineWin международный винный конкурс

          


Поиск по сайту:


Рассылка сайта:

20.01.2012

Владимир Вагнер. Почему на Алтае решили выращивать виноград в промышленных масштабах

Первая обширная плантация алтайского винограда — почти пять гектаров — располагается, можно сказать, в "намоленном" месте. Здесь когда-то росли яблоки в знаменитых "Мичуринских садах". Главный идеолог нового агротехнического чуда генеральный директор корпорации "Алтайспиртпром" Владимир Вагнер иногда подшучивает над собой: "Я тот сумасшедший, который пытается развивать в Сибири промышленное виноградарство".
О своем любимом детище Вагнер рассказывает с таким энтузиазмом, что уже через четверть часа хочется воскликнуть: "Запишите меня в виноградари и выдайте грабли с секатором!" Выигрышная в плане регионального пиара тема алтайского виноградного вина прельстила даже обычно осторожных и недоверчивых краевых чиновников.
Однако не все так однозначно и радужно. Проект Вагнера настолько смелый и неожиданный, что он не мог не поднять серьезной волны критики. Даже если отсеять обычный интернетовский бред и шелуху, в сухом остатке обнаружится немалая толика вполне резонных вопросов и сомнений. А потому вдохновенные монологи Владимира Вагнера мы позволим себе сопровождать тирадами собирательного образа Скептика.
Владимир Вагнер:
Очень хочется использовать уникальные природные возможности Алтайского края в зоне предгорья. В советское время на Алтае производили 6 млн. декалитров вина и 2 млн. декалитров водки. А что сегодня? 3 млн. декалитров водки и ни одного литра вина. А ведь климат у нас по большому счету не изменился. Алтай расположен на той же широте, что и Симферополь. В наших садах уже не только смородина с малиной и дыни с арбузами растут, но и виноград повсеместно появился. Но одно дело — выращивать виноград для домашних нужд, другое — в промышленных масштабах.
Мнение Скептика:
Виноградарство на Алтае остановилось на уровне любительского садоводства. Во-первых, получение винограда в промышленных объемах — очень трудоемкий процесс, который невозможно механизировать. Это сложнейшая в агротехническом плане культура. Все теплолюбивые растения нуждаются в очень тщательной подготовке к зиме. Много сложностей возникает весной. Во-вторых, чтобы вести речь о виноделии, нужно собирать очень большие объемы винограда. Производительность оборудования на наших винодельческих предприятиях рассчитана на отжим 3–5 тонн винограда в час. Посчитайте, сколько нужно собирать винограда в Алтайском районе и на скольких тысячах гектаров его выращивать? 20 гектаров? Не смешите меня.
Владимир Вагнер:
Контакты с французской провинцией Франш-Конте у края установлены давно, но дело редко доходило до чего-то реального. И когда французские специалисты предложили свою помощь в развитии промышленного виноделия, я подумал: "А почему бы и нет?" Да, Сибирь — зона рискованного земледелия. Но наши крестьяне получают неплохие урожаи зерна, а Алтайский край вообще считается одной из житниц России!
Прежде чем заняться этим, я бы сказал, рискованным мероприятием, мы кропотливо изучили в Алтайском районе температурный режим, количество солнечных дней в году, состав почв. Кстати, до перестройки в Алтайском районе сразу восемь совхозов занимались выращиванием плодов и ягод.
Скептик:
30 лет назад в НИИ садоводства им. Лисавенко ученые занимались выращиванием и изучением винограда, испытывали разные сорта. После испытаний, растянувшихся почти на полвека, были сделаны неутешительные выводы: виноград как промышленная культура на Алтае бесперспективен.
Переселенцы везли в Сибирь все, что росло в их краях. Но осталось то, что выжило в местных природно-климатических условиях. В свое время Мичурин сказал Лисавенко: "Если хочешь развивать садоводство в Сибири, езжай в Ойротию". Ойротией раньше называли Горный Алтай.
Владимир Вагнер:
Что самое сложное в выращивании винограда? Он требует постоянной круглогодичной заботы и ухода. И одно дело, когда у тебя десяток саженцев, а другое, когда их тысячи. В этом году у меня вообще не было ни одного выходного. Я их все провел либо на плантациях, либо на заводе. Работники корпорации работали не покладая рук, людей снимали с другого производства, студенты "политеха" помогали. Никто не считался со временем, спрашивали только одно: "Когда едем?"
Я побывал не только во Франции, но и на севере Италии — там, где плантации винограда располагаются в условиях высокогорья. На наших виноградниках работали и работают специалисты из Краснодара и Таджикистана… И не надо так усмехаться. Да, из Таджикистана, где накоплен замечательный опыт по выращиванию винограда.
Вся эта работа делается с одной целью — виноградники должны дать экономический эффект. Кстати, в посадочный материал мы вложили менее миллиона рублей. А в реконструкцию винзавода — почти 15 млн. рублей! Я уверен, вино там будет не только виноградным, но и плодово-ягодным. На это рассчитан новый импортный пресс, работающий по современным технологиям. Условия вакуума позволяют создать щадящий режим при выдавливании плодов и ягод. Косточки будут целыми оставаться!
Скептик:
В свое время князь Голицын в имении "Новый свет" впервые в России организовал производство российского шампанского. Начал он с того, что завез сорта из Франции (завез он и дорогущую технологию производства шампанского в каждой отдельной бутылке — это сейчас в специальных емкостях научились производить вторичное брожение). Так вот эти привозные сорта "не пошли". На юге России! Голицыну пришлось приспосабливать и отбирать местные аборигенные сорта, которые культивировали испокон веков крымские татары.
Владимир Вагнер:
Больше всего меня пугает не критика, а климат. Последние две зимы в Алтайском районе выдались холодными и малоснежными. Это заставляет проводить дополнительные работы. Накануне прошлогодних холодов мы засыпали виноград опилками. Снега выпало мало, 28 дней температура воздуха была минус 30. Я очень переживал. Итальянцы, когда приехали, вынесли вердикт: если выживут 50 процентов саженцев, будет хорошо. Но выжило 85%! Причем Пино Нуар и Шардоне сохранились на 100 процентов, а вот белый сорт Муската — на 15. Перспективы этих сортов стали более ясными, Мускатом больше заниматься не будем.
В этом году 7 июля в Алтайском районе выпал жуткий град — 17 сантиметров. Срезало почти все саженцы. Из-за этого виноград хуже развивался, чем в прошлом году. Кстати, итальянские саженцы оказались более живучими. Но посмотрим, какой они дадут урожай.
Скептик:
Очень сомневаюсь в том, что французские и итальянские сорта будут успевать вызревать в Алтайском районе. Им может элементарно не хватить вегетационного периода. Вот у облепихи этот период короткий. С мая по сентябрь она успевает и отцвести, и созреть, и дать плоды. Европейскому винограду нужен более длительный срок вегетации.
Виноделие активно сейчас развивается в ЮАР, Австралии, Новой Зеландии, Чили и т. д. Там, где климат мягкий, но никак не резко континентальный. Ни о каких морозах и толстом слое снега на несколько месяцев не может быть и речи. В Германии и Австрии климат не такой теплый, как в Новом Свете, но там делают очень дорогие вина благодаря изощренной технологии производства, выработанной веками. Взять, к примеру, "ледяное вино", для изготовления которого используются ягоды, тронутые первыми заморозками. Я сильно сомневаюсь, что у нас будут применяться суперсовременные технологии для получения действительно качественных вин.
Качественное алтайское вино — это утопия, мягко говоря. Выращивайте лучше то, что у нас хорошо растет. И делайте из алтайских яблочек сидр. Так поступают в тех французских регионах, которые не являются винодельческими. В конце концов производите, как в советские времена, плодово-ягодные напитки.
Владимир Вагнер:
Если сравнивать, как растут саженцы на Алтае и во Франции, то наши быстрее. В сентябре 2010 года специально приехал президент общества виноградарей департамента Жюра, виноградарь и винодел Ален Бо: "Ну не может такого быть!" А вот может! Потому что у нас почва плодороднее. В Европе виноград растет на скудных землях, которые окультуривают. А у нас — чернозем, который, надеюсь, поможет компенсировать другие недостатки.
Каждый год мы пытаемся сделать максимальное количество шагов. По идее, не надо было пытаться делать вино в 2011 году — рановато. Но мы пошли на это, чтобы быстрее определиться, какие сорта лучше подходят, что делать дальше, каких ошибок не повторять. У нас нет того запаса времени, который был у европейцев.
Скептик:
Есть выражение: "Лоза должна страдать". Я объездил много стран, но нигде не видел, чтобы виноград рос на черноземах. Он растет на бедных почвах, как правило, известковых.
Вино бродит от тех виноградных дрожжей, которые собственно и живут на данной ягоде. Виноделы над ними трясутся и очень боятся нашествия "чужаков". Какие микроорганизмы живут на ягодах и плодах в Алтайском районе? Насколько они полезны для производства вина? Кто-нибудь знает ответы на эти вопросы?
Владимир Вагнер:
Мне непонятна позиция тех, кто насмехается над нашим проектом. Ведь это прежде всего ра-бо-та! Благородная причем. Мы на этом винограде окультуриваемся: получаем новые знания, открываем новые возможности. Поймите, ведь когда-то в Сибири и яблок-то не выращивали. В поисках рационального зерна для нашего проекта мы не отмахиваемся даже от недоброжелателей. Если будет конструктивная критика, да ради Бога! К примеру, порадовал призыв жителя Благовещенского района, расположенного на севере нашего региона: "Приезжайте, полюбуетесь моим виноградом". Это здорово. А то, что порой обо мне пишут в Интернете… Как я говорю: любое упоминание моей фамилии кроме некролога положительно работает на имидж нашего предприятия. Вложив в виноградник около миллиона, мы получили столько рекламы, что он окупил себя уже, наверное, раз пять.
Я не авантюрист и не шарлатан. Мы не собираемся смешивать с водой сухой концентрат и говорить потом, что это вино. Очень надеюсь, что алтайский виноград станет тем катализатором, который раскрутит маховик виноделия на Алтае. Даже при самом худшем сценарии развития, даже если все посадки вымерзнут, мы сможем добиться прорыва на других направлениях. В частности, получим лицензию на производство вина. Для ее получения мы уже подготовили девять рецептур на различные напитки: сухие, полусухие, полусладкие, сладкие и даже газированные. У меня большое желание попробовать все! Одну бочку пустить на производство молодого вина — через месяц попробовать "алтайское божоле". Во второй пусть сбродится весь сахар и получится сухое вино. Третью загазировать. Мы недопонимаем прелесть газированного вина, потому что почти не знаем, что это такое. В России пьют в основном газированные концентраты.
Заявлять, что алтайское вино будет лучше французского или итальянского, — глупость полная. Но это будет наше вино. Со своим неповторимым вкусом и ароматом. И каждый пусть выбирает, вино какой страны он намерен попробовать.
Скептик:
В России виноградарство традиционно было сортовым. Если мы выращиваем Рислинг, то вино будет называться "Рислинг", если Алиготе — значит, "Алиготе". Какое именно вино мы получим с винограда в Алтайском районе? Накопит ли там виноградная ягода необходимую сахаристость, чтобы вино сбродило насухо и дало 10–11 объемных процентов без пополнения всякой сахарозой?
Специалисты давно поняли, к чему придет история с "алтайским вином". В современной России для производства натурального вина винограда не хватает — до сих пор аукается безумная перестроечная кампания по вырубке виноградников. Зря что ли были введены впоследствии специфические отечественные ГОСТы? А ведь у вина, скажет вам любой серьезный ученый, есть четкая формула: "Вином может называться только продукт, полученный в результате естественного брожения виноградного сока или виноградного сусла". И все! Любой другой продукт не имеет права называться вином, если к нему что-либо добавляется на стадии брожения или после этой стадии. Это будет винный напиток, если в него добавляется сахар. А если в небольшое количество виноградного сока вбухивают ароматизаторы, красители и другие искусственные вещества, то получается даже не винный напиток, а черт знает что, фальсификат.
Владимир Вагнер:
Мне частенько бывает обидно за нашу страну. У нас такой потенциал, такие богатства, и так мы живем… Думаешь: когда же мы все-таки поймем, что очень многое зависит от нас самих? Давайте меньше искать виноватых и оправдывать причины своего ничегонеделания. Давайте работать больше. И с душой.
Тысячи саженцев
В 2009 году в селе Алтайское были высажены первые 600 черенков технического винограда компании "Рассадник династии Гийом" — третьего в мире поставщика саженцев винограда. Директор компании Ксавье Гийом, являющийся также президентом синдиката производителей вин Франш-Конте, специально прибыл на Алтай для участия в высадке черенков. В мае 2010 года было высажено еще 12 тыс. саженцев. В 2011 году были осуществлены новые посадки.
На Алтае началась подготовка местных специалистов. Два последних года студенты кафедры "Технологии бродильных производств" АлтГТУ проходили стажировки на винодельческом предприятии "Имение Бо. Отец и сыновья", а также в аграрном французском технологическом лицее города Монморо.

Впервые опубликовано Алтапресс

EAWSC

ExpoVinMoldova

Eawsc

EAWSC

   ↑ в начало

© 2004-2016, WinePages.ru. Все права защищены
при перепечатке материалов ссылка на сайт обязательна
пишите нам: wineclub@mail.ru